Другие публикации

Болезни и лечение кенгуру и других сумчатых

кенгуру Беннетта

Из всего обширного отряда сумчатых более шестидесяти видов относят к кенгуру – кенгуровым крысам (небольших животных), валлаби (средних) и собственно кенгуру (крупных или гигантских). С открытием Австралии именно кенгуру стали постоянными живыми экспонатами в зоопарках мира.

К анатомическим и физиологическим особенностям кенгуру относятся длинный, размером с тело, хвост, зубы, напоминающие по строению зубы грызунов, но без непрерывно растущих резцов, молоко, выделяющееся из вымени самки сжиманием соска его мускулатурой, разный состав молока в каждой доли (а их четыре) для детёнышей разного возраста, неравномерное покрытие кенгурят шерстью – в последнюю очередь покрывается шерстью туловище. Особенность анатомического строения вомбатов являются «дополнительные» кости в области таза.

Наиболее часто в зоопарках России и за рубежом содержат валлаби Беннетта, реже – рыжего (красного) и серого гигантских кенгуру. По данным Нового энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона (1914), в 1880-х годах акклиматизированные в лесах Германии валлаби Беннетта адаптировались к новым природным условиям, переживали зиму и размножались. Образ жизни кенгуру разных видов примерно одинаков. Утром и днём они лежат в тени, вечером поедают траву – практически единственный их корм в природе. Размножение кенгуру разных видов не зависит от сезона, к тому же каждая самка выращивает одновременно трёх разновозрастных кенгурят – только родившегося, двух-трёхмесячного (эти живут в сумке) и прыгающего рядом полугодовалого детёныша. В последние 10…15 лет в коллекциях зоопарков и у любителей экзотических животных стали появляться другие виды сумчатых – сахарные поссумы и домовые опоссумы.

Содержат кенгуру разных видов в вольерах, причём эти животные способны, при наличии защиты от ветра, выдерживать понижение температуры до -50 С. При наличии тёплого домика, обогреваемого инфракрасными лампами, кенгуру Беннетта могут выдерживать температуру наружного воздуха до -100 С. Учитывая боязнь кенгуру, даже родившихся в неволе, человека, укрытия в виде домиков в вольерах или смежные с основным помещения им необходимы. Площадь вольеров для кенгуру и их покрытие зависит от практики содержания животных. Так, в Ленинградском зоопарке кенгуру Беннетта много лет содержались в летнее время в вольере, предназначенном для оленей, на песчаном грунте. Специалисты Московского зоопарка содержат этот же вид кенгуру в зоогеографической экспозиции вместе с эму и чёрными лебедями – покрытием её служит цемент и песок. В более естественных условиях содержат этих сумчатых в Таллинском, Берлинском (Zoologischer Garten) и Варшавском зоопарках, где на естественном газоне эти животные, несмотря на небольшую высоту ограждения (около одного метра) чувствуют себя спокойно и кормятся естественно растущими травами в обширном вольере. Учитывая кормовые предпочтения кенгуру в природе с одной стороны и невозможность предоставления животным травы, веток и семян разной степени зрелости в условиях неволи с другой, для них в зоопарках выработан рацион, включающий ежедневное предложение грубых, сочных и концентрированных кормов. Особенностью рационов кенгуру является предложение веток ели и сосны в зимний период, предложение семян подсолнуха и орехов в зимний период валлаби Беннетта. Интересным является то, что в Ереванском зоопарке (наши данные – А.В., 2014) валлаби Беннетта предлагали творог (по 50 граммов взрослому животному), который те поедали. Поссумов и опоссумов содержат в клетках вертикального типа, в которых устанавливают укрытия – дуплянки. В летнее время желательно клетки с ними выставлять на улицу. Животные эти ведут преимущественно ночной образ жизни. Рацион их состоит из каш, сладких фруктов, творога. Систематически сахарным и домовым опоссумам предлагают насекомых и новорождённых мышей.

В таблицах 1 и 2 представлена потребность в микроэлементах и витаминах для некоторых видов сумчатых при вольерном содержании в условиях зоопарка (по Ивановой Т.А., Корнильевой Л.А., 1986):

Таблица 1. Средние дозы микроэлементов для сумчатых на одно животное в сутки, мг.
вид

KJ

CoCl2

ZnCl2

MnSO4

CuSO4

FeSO4

валлаби Беннетта

0,45

1,2

3,6

8,4

624

валлаби Парма, Дерби

0,15

0,4

1,2

2,8

28

Эти микроэлементы дают в водном растворе с концентратами тридцать дней подряд, затем такой же перерыв.

Таблица 2. Средние дозы витаминов для валлаби Беннетта на одно животное в сутки, мг.
А*В1В2В6РРВ12**СРД3*Ефолиевая

кислота

пантотеновая кислота
33002232027510180100,53
*- интернациональных единиц
**- микрограммов

Эти витамины дают в смеси с концентратами тридцать дней подряд, затем такой же перерыв.

Здоровый кенгуру (валлаби) любого вида активен, имеет ровную шерсть, не хромает, нос у него чуть влажный. Из глаз нет выделений, слюнотечение отсутствует. Внутренние поверхности ушных раковин сумчатых в норме без тёмного налёта.

Для осмотра валлаби его ловят за хвост и крепко удерживают. Лекарственные препараты им вводят согласно фармакокинетике и указаниям ветврача. Внутримышечно – в область бедра, плеча или средней трети шеи 1,0 (валлаби Парма) до 3,0 – рыжему кенгуру; подкожно – в область лопатки – до 10,0 – валлаби Беннетта, до 20,0 – серому кенгуру; внутривенно в лучевую вену передней конечности – валлаби Дерби – до 30,0, валлаби Беннетта до 50,0. Сердечный толчок пальпируют в четвёртом-пятом межреберье.

Болеют сумчатые разных видов незаразными, инфекционными и инвазионными болезнями. Информации по патологии разного генеза сумчатых у современного ветеринарного сообщества недостаточно. Из незаразных болезней у кенгуру и валлаби наиболее часто встречаются травмы, бронхиты и воспаления лёгких.

При испуге кенгуру прыгают на ограждение и тем самым ранятся. Особенностью заживления ран у сумчатых является гнойно-секвестрационный тип, который протекает на фоне небольшого набухания тканей с преобладанием обильной фибринозной экссудации. В ранах сумчатых происходит образование фибрина, который в поверхностных частях раны модифицируется в поверхностный струп, а в глубоких – пропитывает полость, образуя фибрино-тканевую массу, которая в дальнейшем образует гной сметанообразной консистенции.

поссум

Обработку ран у кенгуру и валлаби начинают с выстригания шерсти вокруг раны (на расстоянии 5 см от раны). Затем удаляют ножницами обрывки или разможжённые ткани, извлекают видимые в ране инородные тела (щепки и т.п.), очищают рану от грубых загрязнений антисептическими растворами из группы окислителей (3%-ной перекисью водорода или нейтральным АКВАЭХА), применяют наложение защитной повязки. Повязки, накладываемые на раны, служат не только защитой от грязи и микробов, но и препятствуют разлизыванию раны животным. При хирургической обработке применяют частичное или полное рассечение ран. Не требуют хирургической обработки мелкие поверхностные раны, сквозные раны с ровными входным и выходным отверстиями. Во всех остальных случаях та или иная хирургическая обработка раны обязательна. Частично иссекают рану для срезания с её поверхности явно загрязнённых и нежизнеспособных тканей, для придания ране простой формы, удобной для стока раневого экссудата. Эту операцию проводят при рвано-ушибленных ранах мягких тканей в ранние сроки (до 18 часов после ранения), если полное иссечение раны невозможно. Удаляют нежизнеспособные ткани на границе с неповреждёнными, что способствует отсутствию кровотечения после хирургического вмешательства. Полное иссечение раны проводят не позднее 18 часов после ранения и в тех случаях, когда оно возможно по анатомо-топографическому расположению последней и когда сама операция, при совершенной технике оперирования, является строго асептичной.

При ранениях сумчатых чаще применяют открытый метод лечения ран без повязок. Он основана на лечебном действии атмосферного воздуха и дезинфицирующем эффекте солнечного света. Защиту раны повязкой применяют при всех операционных (стерильных) ранах, при ранениях суставов и сухожильных влагалищ. Для лечения гнилостных ран применяют лекарственные препараты кислой реакции - очищенный скипидар, йодоформ-эфир (1:10), 0,1 %-ный раствор перманганата калия, спирт, 10% раствор ихтиола. Биологические методы лечения ран имеют своей целью повысить иммунитет организма и его антисептические силы, не разрушая клеток и тканей. Применение тканевой терапии (подкожные инъекции биостимулированного сока алоэ, взвеси плаценты, стекловидного тела), обработка ран фитонцидами, содержащимися в соках лука, чеснока, других растений, введение в раневую полость натурального витамина А, содержащимся в рыбьем жире, эффективно и безопасно для сумчатых.

Клиническими наблюдениями установлено, что если рубцующаяся или слабо гранулирующая рана правильно обработана, на неё можно наложить швы. Стежки шва проводят через все ткани раны и завязывают хирургическим узлом. После этого происходит заживление раны по первичному натяжению.

Лечение животных с инфицированными ранами имеет свои особенности. В первой фазе заживления применяют гипертонические растворы средних солей (сульфата натрия, сульфата магния, хлорида натрия), сульфаниламидные препараты и антибиотики широкого спектра действия. Во второй фазе заживления применяют лекарственные средства, стимулирующие рост грануляций и защищающие рану от вторичной инфекции. Поддерживают нейтральную реакцию среды раны, которая способствует росту грануляционной ткани. Для этого применяют бальзам Вишневского, редкие перевязки или отсутствие повязок на рану.

Переломы костей отмечают у кенгуру разного возраста, но, чаще у молодняка. Это переломы заплюсневых и берцовых костей. Причиной большинства переломов костей у молодняка, по-видимому, является рахит – нарушение минерального обмена в организме, при котором нарушается соотношение фосфора и кальция в организме сумчатых (в норме примерно 1:3), из-за чего они поглощаются из костей. Лечение переломов дистального отдела конечностей у кенгуру и валлаби – бесподкладочные гипсовые повязки, которые накладывают сроком на 10-15 дней. В рацион сумчатых вводят морковь, свежую траву, внутримышечно или подкожно инъецируют тетрагидровит, тривит или витамин Д3, с овощами или с фруктами ежедневно дают глицерофосфат кальция, костную муку, молотую яичную скорлупу.

Бронхитами, а при развитии их и бронхопневмониями кенгуру заболевают при отсутствии укрытий на улице и наличии мокрой подстилки в домиках. У больных животных отмечают слизистое истечение из ноздрей, поверхностное, затруднённое, учащённое дыхание, временами короткий, глухой кашель. В дорзальных участках лёгких прослушивают влажные хрипы. Температура тела у больных бронхопневмонией кенгуру и валлаби повышается на 2…30 С. Лечат сумчатых от бронхопневмонии, поместив предварительно животное в тёплое (+200С) помещение. Внутримышечно применяют антибиотики - бициллин-3, гентамицин, амоксиклав. Для повышения резистентности организма, возможно, эффективным будет курс аутогемотерапии (рыжему кенгуру – 5,0, крысиному валлаби – 1,0 собственной венозной крови подкожно трижды с интервалом два дня) или введение гамма-глобулина. Для нейтрализации и удаления токсических продуктов подкожно ежедневно вводят кровозамещающие растворы. Внутримышечно пять дней подряд вводят аскорбиновую кислоту по 20-100 мг в сутки. В целях разнообразия рациона кенгуру и валлаби в зимнее время им предлагают ветки ели или сосны с хвоей (содержание витамина С в хвое сосны, по данным Е.В. Зубаревой (1991) составляет 256-330 мг%).

Из инфекционных болезней кенгуру ветеринарные врачи в разных зоопарках СССР отмечали единичные случаи заболевания некробактериозом, актиномикозом, но спектр инфекционных болезней сумчатых, по данным А.В. Иванова, Р.Я. Гильмутдинова, А.Н. Панина (2010), намного шире.

Значение носительства туберкулёза разных видов у экзотических животных актуальны в зоопарках и в небольших частных коллекциях по всему миру. B. Buddle (2000), J. Coleman, P. Caley (2000) установили, что резервуаром туберкулёза бычьего типа в Новой Зеландии с 1967 года является щёткохвостый опоссум, которого рекомендуют вакцинировать от этой болезни. Важно, что заражение достигает, по данным этих исследователей, 60 %. Вместе с тем, отмечается наиболее частое заражение сумчатых M. avium. Анализ S. Barker (1963) свидетельствует, что M. avium является ведущим патогеном туберкулёза для кенгуру. В зоопарке Детройта от туберкулёза птичьего типа погиб кенгуру, при вскрытии обнаружили поражение лёгких, сердца и всех крупных органов брюшной полости. В природе кенгуровые крысы и валлаби Матши заболевают туберкулёзом птичьего типа. Древесных кенгуру, больных туберкулёзным остеомиелитом, успешно вылечил в США D. Burns. У кенгуровых крыс одним из симптомов туберкулёза является артрит скакательного сустава. Другой возбудитель туберкулёза сумчатых – M. intracellulare – вызывает у обыкновенных опоссумов пролиферативную пневмонию и специфические казеозные образования в лимфатических узлах брыжейки, селезёнке и в печени. Для диагностики животным, подозреваемым в заболевании туберкулёзом, внутрикожно в область пясти вводят 0,1 мл туберкулина. Больных изолируют. Лечение больных туберкулёзом сумчатых проводят, назначая им фтивазин или тубазид. Регулярно подвергают дезинфекции помещения для их содержания и навоз от больных животных. Возможен положительный эффект от применения в качестве дезинфектанта а электрохимически активированного раствора АКВАЭХА (рН 6,0…7,0, окислительно-восстановительный потенциал -700 … -900 мВ, сод. Сl2 300…400 мг/л). Исследования, по санации воздушного бассейна в присутствии грызунов и приматов разных видов, проведённые нами (А.В.) в 2008 году показали эффективность и безвредность данного метода. Вероятно, это можно применить в качестве метода профилактики и лечения сумчатых от микобактериозов разной этиологии.

И.П. Сосновский, 1950; С. Ketz, 1997, считают, что некробактериоз в условиях неволи поражает кенгуру довольно часто. Клиническими признаками некробактериоза у кенгуру и валлаби являются остеомиэлиты и хронические периоститы морды, гнойные воспаления зубов. Реже отмечают воспаление придаточных полостей черепа, что проявляется односторонним гнойным ринитом или гнойным менингитом. Наряду с гнойным поражением костей у кенгуру, больных некробактериозом, омертвения обнаруживают на слизистой оболочке ротовой полости и в жевательных мышцах. Один из ведущих клинических признаков некробактериоза у кенгуру и валлаби – одностороннее утолщение нижней челюсти. У валлаби, по данным G. Smith et al., 1986; J. Lewis et al, 1989, основным симптомом некробатериоза является прогрессирующее истощение. Лечат сумчатых от некробактериоза, назначая им антибиотики, ротовую полость промывают раствором марганцовокислого калия или отваром коры дуба. Возможно назначение внутрь АСД-2 (0,5 - рыжему гигантскому кенгуру, 0,2 – валлаби Беннетта ежедневно в 10 мл воды 15 дней подряд). Вакцинация из полевых штаммов и из стандартизированных штаммов фузариобактерий не всегда эффективна.

Энцефаломиокардит, имеющий длительный инкубационный период, развивается зачастую у сумчатых без проявления клинических признаков. При вскрытии павших от энцефаломиокардита сумчатых регистрируют накопление перикардиальной жидкости, эпикардиальные геморрагии и наличие белых участков внутри миокарда. В 1991 году от этой болезни в зоопарке Сиднея, по данным L. Reddacliff et al. (1997) пал древесный кенгуру Dendrolagus goodfellowi.

Одним из природных резервуаров папилломавирусов на австралийском континенте являются опоссумы. Щёткохвостые опоссумы Trichosurus vulpecula могут заболеть вирусным папилломатозом, что описано M. Perrott et al. (2000). Папилломатоз, этиологическим фактором которого является поксвирус, проявляется у сумчатых в виде поражения кожи. Этой болезнью поражаются как сумчатые в природе (кенгуру куокка Setonix brachyurus), так и содержащиеся в неволе гигантские рыжие, восточные и западные серые кенгуру M. fulignosus.

В Северной Америке одними из природных резервуаров болезни Ауески являются, по данным C. Kanits (1974), обыкновенные опоссумы. Исследования, проведённые B. Munday (1966) установили, что у валлаби выявлены антитела к пестивирусам, которые вызывают преимущественно такие болезни животных, как вирусную диарею крупного рогатого скота и классическую чуму свиней, Входящий в комплекс возбудителей японского энцефалита – вирус энцефалита Сент-Луиса, изолирован от свободноживущих опоссумов в США. Ассоциация Bacillus spp., Staph. sarcophyticus и негемолитических стафилококков в 2000 году привела к возникновению двустороннего гнойного конъюктивита у сахарного летающего поссума в Лондонском зоопарке. Воспаление обоих глаз у него прошло после длительного применения энрофлоксацина внутримышечно.

Герпесвирусная инфекция у сумчатых вызывает гепатит и нередко вызывает гибель животных при содержании их в неволе (Callian R., Kefford B., 1981). По данным J. Dickson et al., 1980; А. Kerr et al., 1981, эту болезнь регистрируют у кенгуровых крыс и серых кенгуру. R. Whittington, 1992, сообщает о мультисистемной герпесвирусной инфекции австралийской ехидны.

Из паразитарных болезней сумчатых наибольшее значение в природе имеют лейшманиоз и фасциолёз.

Фасциолёз – инвазионная болезнь кенгуру, вызываемая плоскими червями класса трематод – фасциолами, которые паразитируют в печени. На Северо-Западе и в средней полосе России чаще выявляют Fasciola hepatica, болеепатогенную F. gigantica - на юге. Эта болезнь распространена в Австралии повсеместно, возможно заболевание кенгуру и валлаби и в условиях неволи. Цикл развития паразита состоит в следующем: зрелый паразит в желчных протоках печени откладывает яйца, попадающие с желчью в кишечник, а оттуда – во внешнюю среду. Там они продолжают развитие при наличии пресной воды, а в высыхающих фекалиях гибнут на 8-9-е сутки. При температуре воздуха от 20° С и выше через 12-18 дней из яйца выйдет личинка - мирацидий, плавающий с помощью ресничек. Мирацидии при температуре ниже +10° С прекращают развитие. F. hepatica развивается в промежуточных хозяевах - моллюсках, чаще в малом прудовике, где и поселяется мирацидий. Прудовики обитают во влажных местах, усиленно размножаясь в дождливую тёплую погоду. Во влажные годы, когда моллюски активнее, выше и заражённость животных. В прудовике мирацидий превращается в спороцисту, а она производит дочерние поколения: редии, из которых выходят церкарии. Развитие в прудовике идёт 30-70 дней, а выход из него длится до 12 дней, в зависимости от температуры воды, часть церкарий может перезимовывать в моллюске. Множество церкарий, выйдя в воду, крепятся к растениям или падают на дно, покрываются защитной оболочкой и становятся адолескариями. Именно его проглатывают кенгуру при поедании травы или при поении их стоячей водой. В двенадцатиперстной кишке сумчатых адолескарии превращаются в молодых фасциол, мигрируют в паренхиму, затем - в желчные протоки печени, созревая за 2-3 месяца. Фасциола, используя ферменты (протеазы), разрушает ткани хозяина для облегчения питания и миграции. При миграции фасциол через стенки кишечника, затем в печень, желчный пузырь, вместе с ними проникают микробы. Травмируется и воспаляется капсула печени и её паренхима. Изменения в желчных ходах затрудняют отток желчи и могут приводить к их закупорке. Острота течения болезни зависит от количества паразитов. Острый фасциолёз развивается чаще у молодых или ослабленных животных. У кенгуру фасциолёз протекает как остро, так и хронически. Обширные поражения печени с кровопотерей могут вызвать быструю гибель животного. Диагноз ставят по обнаружению яиц в фекалиях (отличая их от яиц парамфистомат). Возможна ранняя диагностика фасциолёза с помощью иммуно-ферментного анализа, используящая в качестве антигенов эксреторно-секреторные белки фасциол. Для профилактики фасциолёза сумчатых каждые два месяца перед появлением адолескариев (или хотя бы раз в середине пастбищного сезона) надо переводить их в новые загоны, не кормить травой с заболоченных участков, кормить из кормушек. В качестве лечебного препарата при этой болезни кенгуру применяют альбендазол или мебендазол в дозе 75 мг/кг однократно. Предполагаю, что эффективным для лечения кенгуру, больных фасциолёзом, будет комплексный препарат гельмицид, в состав которого входят оксиклозанид и альбендазол. Назначают его однократно в дозе 750 мг готовой лекарственной формы (гранул) на 10 кг живого веса сумчатых, посыпая ими сочные корма.

Кенгуру, привезённые из природы, могут являться носителями лейшманиоза – болезни, вызываемой простейшими организмами семейства Trypanosomatidae. Обычно он протекает хронически. У сумчатых наиболее распространёна кожная форма лейшманиоза, которую вызывает Leischmania tropica. Переносчиками лейшманий являются кровососущие насекомые, в основном москиты, которые заглатывают лейшмании, поглощая кровь больного животного. Кожная форма заболевания не приводит к гибели животных, однако на ушах и хвосте у заболевших лейшманиозом кенгуру и валлаби обнаруживают язвы. Болезнь диагностируют, изучая мазки с пораженных участков. Для лечения сумчатых, больных лейшманизом, применяют стибоглюконат натрия в дозе 10…20 мг/кг 1 раз в день в течение 10 суток. После 10-дневного перерыва лечение повторяют. Глюкантим (метилглюкаминантимониат) назначают внутримышечно 30%-ный раствор по 5—20 мл через каждые 2…3 дня, курс - до 8 инъекций. Ломидин (пентамидин) также назначают внутримышечно по 2…4 мг/кг каждые 2 дня. Полное выздоровление наступает после 15—20 инъекций.

Знание биологии этих животных и приёмов их лечения позволит сумчатым, курируемым вами, быть активными и здоровыми.

Статья опубликована 1 декабря 2015 года.


Google
 
Web www.vetpomosh.ru
Рейтинг@Mail.ru

  

© 2004-2017 Владислав Аронов